Дефицитных рабочих для владимирских предприятий будут готовить кластерным способом

Вице-губернатор Александр Ремига анонсировал переход к новому инвестиционному позиционированию Владимирской области, заключающемуся в кластерном подходе к управлению экономикой,

Вице-губернатор Александр Ремига анонсировал переход к новому инвестиционному позиционированию Владимирской области, заключающемуся в кластерном подходе к управлению экономикой, в том числе к подготовке кадров для промышленных предприятий

Региональные власти по итогам 2023 года зафиксировали рост заработной платы на промышленных предприятиях Владимирской области в пределах от 15 до 30 процентов, средняя зарплата по региону составила около 49 тысяч рублей. Такие цифры назвал первый заместитель губернатора Александр Ремига, отвечающий в правительстве Владимирской области за развитие экономики и вопросы промышленной политики. Ремига добавил, что в первом квартале 2024 года размер средней зарплаты будет пересчитан, и, скорее всего, в большую сторону. Вице-губернатор подчеркнул, что повышение заработной платы — необходимость, вызванная конкуренцией за кадры с соседними регионами.

фото пресс-службы правительства Владимирской области

Ремига анонсировал переход региона к новому «инвестиционному позиционированию», который выражается в кластерном подходе к управлению экономикой. Он пояснил, что во Владимирской области уже сформированы кластеры по климатическим системам и машиностроению, в ближайшее время появится кластер стекольной промышленности.

Вице-губернатор заявил, что кластерный подход будет включать в себя и новую систему подготовки кадров для промышленных предприятий — через профориентацию школьников и учащихся колледжей по принципам, отчасти схожим с советскими подходами.

Вместе с тем, учитывая, что подготовка новых кадров — процесс длительный по времени, а по некоторым направлениям потребности в новых работниках могут возникнуть уже через год-два, власти намерены активизировать работу по созданию условий для того, чтобы жители приграничных с Подмосковьем районов вернулись на работу домой. Кроме этого, планируется привлечь к работе иностранную рабочую силу. Например, одно из текстильных предприятий намерено привезти на работу 150 работников из Бангладеш с перспективой через полтора года заменить их на местные кадры.

Расшифровка фрагмента пресс-конференции Александра Ремиги, посвящённого кластерному подходу к управлению экономикой и к подготовке кадров.

Александр Ремига, первый заместитель губернатора Владимирской области:

Нами были сейчас сделаны первые шаги по поводу нового инвестиционного позиционирования. Регион переходит на кластерный подход к управлению экономикой, в том числе был создан уже первый кластер по климатическим системам межрегиональный, по машиностроению, сейчас на подходе кластер по стекольной промышленности.

Что это дает региону? Эти три кластера базовые, уже можно сказать, что сформированные полностью. Это дополнительные меры финансирования за счет федеральных бюджетов. Это прямые субсидии за понесенные затраты. Это вопросы участия [предприятий] в таких направлениях, как специальные инвестиционные контракты на импортозамещаюмую продукцию и многое другое.

Для нас, с точки зрения развития экономики, это новый подход в целом. Кластер — это не просто формальное название. Кластер — это группа компаний, которые, во-первых, дополняют одна другую. Вторая история — это мы расшили всех поставщиков этих компаний-якорей, которые входят в кластер.

И конечно же, это система подготовки кадров. Вы знаете, что два проекта уже запущено — это «Профессионалитет» в Гусь-Хрустальном и в Коврове, тоже элементы кластерной политики. Наша задача на ближайший год: расширить этот опыт. Не факт, что он будет происходить за счет федеральных средств. Скорее всего, без участия регионального бюджета этот процесс не обойдется. Наша задача состоит в том, чтобы детей, начиная с 5 класса и заканчивая подготовкой в высшем учебном заведении или в колледже, полностью сопровождать через профориентацию, погружать их в специфику региона, тем самым популяризировать, рассказывать о регионе и его потенциале, и сохранять кадры, конечно же.

Вы знаете, что дефицит кадров на сегодняшний день остается одним из ключевых вопросов для развития экономики. При этом мы понимаем, что системные шаги, которые мы сейчас закладываем в рамках кластерного развития — это, во-первых, вовлечение не только молодежи, но это вовлечение бизнес-сообщества. Бизнес-сообщество готово участвовать не только потенциальными работодателями, но также вкладывать собственные средства в инфраструктуру наших колледжей, учебных заведений. Заключены уже все необходимые горизонтальные договоры между ВЛГУ, Ковровской [государственной технологической] академией, кластером машиностроения, стекольным кластером, кластером климатических систем. И подготавливаем базу еще под два кластера, которые будут развиваться — это химическая промышленность и мебельная. Эта задача у нас на 2024 год.

Понятно, что только федеральными мерами поддержки для развития кластеров мы не обойдемся, особенно в системе образования. Мы понимаем, что региональный бюджет будет активно участвовать. Плюс мы предложим новые меры поддержки для тех компаний, которые будут развиваться в кластере. Это может быть и техприсоединение по электричеству, это могут быть вопросы, связанные с субсидированием процентной ставки по договорам лизинга либо по первоначальному взносу на закупку оборудования и еще ряд инструментариев, который уже проработан.

Вопрос:

Какая сегодня в среднем зарплата по региону? И есть ли данные по медианной зарплате?

Александр Ремига:

Средняя зарплата по региону — это 49 тысяч рублей, но единственное я вам сразу скажу, что в первом квартале она будет пересчитана. За последний год в отраслях промышленности мы видим значительный рост заработной платы от 15% до 30%. Мы проводили несколько установочных сессий с теми предприятиями, которые являются основными плательщиками в нашу бюджетную систему по итогам 2022 года. Могу сказать, что зарплаты подняли все. Это вынужденная необходимость на сегодняшний день по причине того, что мы конкурируем с нашими соседями и хотим, чтобы наши кадры оставались здесь — это сейчас базовая необходимость повышать заработную плату, помимо всего комплекса мероприятий по благоустройству, социальной сфере, которые тоже должны идти параллельным курсом и не отставать от наших соседей, но, безусловно, зарплата является базисом. Но когда у нас зарплата более-менее выравнивается с Московской областью, тогда, конечно, имея социальную инфраструктуру в нашем регионе, уже мы становимся конкурентоспособными, и жители региона, в первую очередь молодежь, не смотрят к нашим соседям.

Вопрос:

А такой зарплатой удается как-то сдерживать отток? Не секрет, что если люди после школ поступают учиться в Москву или в Нижний Новгород, они, как правило, не возвращаются. Или они могут потом уехать, получив образование здесь.

Александр Ремига:

Значит, острейшая проблема в любом случае. Она не решается за год, да? Объективно надо подходить к этой ситуации. Это системная работа, которая выстраиваться должна в течение нескольких лет. То, что мы подтянули за последний год уровень заработной платы, конечно же, движение пошло позитивное. Судить мы можем с точки зрения тех кадров, которые приходят работать на предприятия. Соответственно, если и молодежь и в целом население начинает возвращаться на предприятия, то сигнал уже получен. Но говорить о том, что она [ситуация с дефицитом кадров] переломлена — нет, такого нельзя утверждать. Надо еще над этим работать и работать предприятиям, которые помимо уровня заработной платы сейчас борются и за все остальные материальные и нематериальные меры поддержки для своих сотрудников. В рамках ответственного бизнеса мы это очень хорошо отслеживаем. Есть компании, которые до 15 дополнительных льгот для своих сотрудников организуют. Разные жизненные ситуации возникают. И меры стимулирования, и субсидирование процентной ставки. Конечно же, уровень зарплаты — это только одно из направлений. Людям должно быть комфортно со всех условий. Трудовые условия в целом в коллективе очень важны, понимаете? Мы, когда проводили одну из сессий, понятно, что предприятие предприятию рознь, в коллективе должна быть здоровая атмосфера — это крайне важно. На это тоже компании сейчас обращают внимание. Но для молодежи, безусловно, у нас ключевым фактором является социальная инфраструктура, даже не уровень зарплаты. Здесь понятно, что это тоже системная работа, которую губернатор обозначил на ближайшие годы: приведение в порядок наших школ, садиков, больниц, благоустройство. Здесь нам в подспорье идут программы туристические. Мы здесь, как говорится, по двум направлениям сразу вопросы закрываем и делаем туристически привлекательным облик наших городов. Вторая история, естественно, первостепенная — это повышение качества жизни для жителей Владимирской области. Сейчас большая программа и по Владимиру, по Гусь-Хрустальному, по благоустройству я имею в виду, и по Мурому. Это шаг за шагом будет проводиться.

Вопрос:

В каких отраслях промышленности ситуация с кадрами наиболее критическая?

Александр Ремига:

Я бы сказал, что есть критическая в зависимости от нагрузки предприятий. Есть же всплески. Мы же понимаем, что по линии предприятий ОПК есть огромный запрос на трудовые ресурсы, но в структуре нашей экономики предприятия ОПК — это чуть больше 10%. То есть для нас говорить, что это какая-то катастрофа, нельзя. Ради справедливости надо сказать, что во всех отраслях есть потребность в дополнительных кадрах. На любом предприятии без исключения, на которое мы приедем, мы сейчас найдем запрос предприятия на специалистов. Это и в фарме, и в химической промышленности, и в мебельной промышленности. В Ковров заедьте на предприятие Аскона, там 300 человек они с удовольствием возьмут хоть сегодня.

Вопрос:

Но это высококвалифицированные специалисты?

Александр Ремига:

Разного уровня. Если мы говорим про высшее образование, это в первую очередь специалисты выпускники колледжей и слесаря, и фрезеровщики, и операторы станков — крайне востребованное сейчас направление и в ОПК и в гражданском секторе.

Вопрос:

Говорят, что в особой экономической зоне «Владимир» в Киржаче сейчас две тысячи работников не хватает, и это может существенно сказаться на реализации всех планов. Грубо говоря, их реализовывать будет некому. Вы можете привлечь лучшие умы для проектирования, прогнозирования и всего остального, а работать некому. Это — правда?

Александр Ремига:

Во-первых, подоплека есть, но фраза — часть контекста. У «Русклимата», Beko, НПО «Наука» и Docke Home Systems и других предприятий основных, которые платят налоги в Киржачском районе, у них всех инвестиционные программы. Они у всех включает 2025 год. Потребность в две тысячи человек, которую вы называете, она существует, но на 2025 год при запуске и реализации всех инвестпрограмм. То есть это не завтра нужно. Это у нас есть полтора года для того, чтобы вместе с компаниями этот процесс организовать. На Киржаче хороший пример. Когда инвестиционные программы были подтверждены предприятиями, району была поставлена задача проработать вопросы, связанные со строительством жилья. Там проектируются микрорайоны. Киржач — 29 тысяч населения. Понятно, что две тысячи работников не появятся из Киржача. Соответственно, это даже вопрос не соседних районов, а соседних регионов, потому что у нас ситуация с точки зрения занятости плюс-минус одна и та же в районах.

И, соответственно, надо обеспечить жильем людей. Этот процесс запущен. Часть мы успеем реализовать уже к 2025 году, но, конечно же, не 100%. Всё равно это [острота проблемы] будет сниматься через те механизмы, которые, в том числе «Русклимат», кстати, решает. Он строит самостоятельно дома под своих сотрудников. Один дом они построили. Еще два дома строятся уже. Это уже вынужденная необходимость. Бизнес это понимает. Исходя из своих инвестиционных программ, они строят жилье.

Вопрос :

И Киржачские трудовые ресурсы там уже использованы все, что можно там использовать? Вы говорите про другие регионы — ими будет замещаться нехватка?

Александр Ремига :

Да, дефицит будет замещаться. Это нормальная практика в данных условиях. У нас безработица, положа руку на сердце, отрицательная. 3 тысячи на бирже труда плюс-минус, и за последние полтора года цифра практически не меняется. Понятно, что из этих 3 тысяч полторы тысячи — это люди, которые уволились с работы, при переходе на другую работу, числятся на бирже. 1,5 тысячи, такое тоже бывает, не заинтересованы вообще в поиске работы. Соответственно, вакансий у нас на 2023 год на декабрь, если мне память не изменяет, двадцать с чем-то тысяч.

Конечно, вы правильно вопрос поставили про внутренние трудовые ресурсы, с других регионов ресурсы. Для нас есть большой задел для того, чтобы происходил возврат тех людей, которые работают в Московской области или в Москве, имеют здесь социальную инфраструктуру, жилье, товарищей, друзей, родственников и, соответственно, рабочие места и гарантии, понятные для того, чтобы они сюда вернулись — это ключевая задача. У нас работает в Москве и Московской области, в соседних регионах несколько десятков тысяч человек. В приграничных районах, так назовем их, в Александровском районе, мы понимаем, что тысяч 10 человек — это люди, которые работают в Московской области и Москве. 10 тысяч. Сколько у нас население в Александровском районе? 100 тысяч или чуть больше. В Александрове 60 тысяч. Это реальные вещи, которые надо просто понять, которые не перестраиваются за одну секунду, но надо с ними системно работать, предоставляя уровень зарплат и социальной инфраструктуры для того, чтобы люди возвращались и понимали, для чего это делают.

Вопрос :

А роль иностранной рабочей силы в решении кадровых вопросов какая? Какую пользу для решения проблемы могут оказать мигранты?

Александр Ремига:

Смотрите, для нас это вопрос решения определенных задач. Для нас не стоит вопрос - это проблема или нет, как было в определенных регионах в строительном комплексе, когда ситуация не всегда контролируема была. У нас нет массовости этой. Это один из инструментов, который в краткосрочном плане для нас бы служил решением задач. Могу сказать больше. У нас есть предприятия-инвесторы, которые зашли в 2023 году и которые сейчас реализуют свой инвестиционный проект, они рассматривают, например, завоз специалистов из Бангладеша, 150 человек. Это — одно из направлений. Они понимают, у них узкая специализация, связанная с пошивом одежды. Мы понимаем четко, как будет реализовываться проекты. В такой ситуации мы видим только преимущества [от использования труда иностранных граждан], когда на рынке труда есть дефицит. Они [руководители предприятия] сами для себя видят, что это на год или полтора, параллельно замещая специалистов, если они их будут находить на местном рынке.

Вопрос:

Они же есть, должны быть, у нас же текстильная отрасль когда-то была развитой…

Александр Ремига :

Они есть, но они все заняты. И уровень запроса специалиста в легкой промышленности или специалиста по текстилю довольно-таки высокий.

Вопрос:

В Европе сейчас такая тенденция наметилась, что, по сути, люди не хотят работать руками. Настолько много специалистов умственного труда и крайне мало тех, кто способен и может, и хочет работать руками. Это ниже достоинства, что ли, или неконкурентная зарплата. Я считаю, что отчасти это справедливо и для России. Можно ли как-то замотивировать людей на то, что хватит быть эффективными менеджерами и юристами, потому что их слишком много, их переизбыток, а тех, кто действительно может и хочет работать руками— нет?

Александр Ремига:

Мы со своей стороны как правительство региона занимаемся популяризацией того потенциала, который у нас есть, в том числе созданием кластеров. Один из элементов — это маркетинг, продвижение тех направлений отраслевых, которые у нас в регионе формируются. Как я уже говорил, машиностроение, климатические системы, мебель, фарма и стекольная отрасль. И в большинстве случаев, в 99% случаев всё равно производственный процесс. И кадры нужны именно в производственный процесс. Мы со своей стороны этим занимаемся плотно. То, что я рассказал о «Профессионалитете» — это первые шаги, как надо управлять системой в нынешней реальности. То есть то, что мы сейчас создаем, например, в Гусь-Хрустальном с точки зрения именно системы, во-первых, колледж гусевской стекольный на сегодня является уникальным. Он единственный в стране профильный, у которого все специальности работают на одну отрасль. Понятно, что специалисты могут уходить и в другие отрасли, но у нас целевая подготовка там началась. Плюс вторая стадия — это будет вовлечение уже до колледжа школьников с 5 по 9 класс, но на постоянной системе, профориентация и вовлечение, как я говорил. Мы могли бы этот процесс запускать сразу же по всем колледжам и направлениям деятельности, но это так не сработает. Надо постепенно идти от одной отрасли к другой, закрывая эти вопросы, потому что большие ресурсы нужны и компетенции, конечно же, чтобы это все организовать.

Вопрос :

А дополнительные учебные заведения? Нет в планах их открытия? Потому что поступить по факту сейчас в колледж невозможно даже на платной основе.

Александр Ремига:

Надо эффективно использовать то, что мы имеем, понимаете? Например, ВЛГУ сейчас создает свой лицей для учащихся 10-11 классов. Будут специалисты по направлению химии готовиться. Там разные специальности технические. Лицей, если мне память не изменяет, с сентября уже начнет функционировать. Понятно, что речь идет о том, что молодежь наша готовится к поступлению в ВЛГУ таким образом — это потенциальные студенты. Но, с другой стороны, они уже в школе покажут, насколько технические специальности - их направление. С ними появится возможность целевым образом работать предприятиям, начиная со школьной скамьи. Вот что важно. Эту практику мы начнем тиражировать.

На днях было совещание как раз по всем вопросам подготовки кадров, в том числе с участием ВЛГУ. Мы сейчас смотрим на базе филиала ВЛГУ в Муроме сделать такой же лицей, но по специальности машиностроения. Еще у нас в планах по химии и радиоэлектронике. Это в прицеле этого года, но надо определиться. Это же надо обеспечить еще кадрами, которые будут преподавать. Надо подписать все соглашения о практике с предприятиями для того, чтобы там выделили специалистов и время для того, чтобы ребята её проходили: вот тебе теория, вот практика на предприятия потенциально, где ты уже можешь работать. То есть с полным вовлечением иначе это не рабочая история. В Гусе на заводе «Красное Эхо» мы создали обучающие классы на самом предприятии. Ребята могут приезжать туда и на профессиональном оборудовании под надзором наставников уже закреплять всю теоретическую базу на реальном оборудовании. Это уже существует в стекольном колледже.

Вопрос:

Возможно ли возвращение к советской практике шефства предприятий над старшими классами школ?

Александр Ремига:

Мы в принципе в эту сторону и двигаемся. Только единственное, что по большому счету те предприятия, которые уже функционируют в рамках кластера и те колледжи, которые в «Профессионалитете» участвуют, плюс ВЛГУ лицей — это и есть эта история, когда конкретные предприятия за конкретными студентами осуществляют наставничество.

Вопрос :

Но они осуществляют наставничество за студентами, которые уже изначально пошли по какому-то профессиональному пути. При Советском Союзе было так, что завод брал пять школ и ориентировал их на…

Александр Ремига:

Для того чтобы это восстановить...

Вопрос:

Нужно заводы восстановить?

Александр Ремига:

Не совсем так. Такая практика должна появиться в целом. Надо с чего-то начинать, надо компетенции себе набить. Если массово мы каждому заводу по пять школ раздадим, это ни к чему не приведет. Должны в системе органов власти хорошо структурировать процесс, и в муниципалитете, и на предприятии, и в каждой школе понимать, что это такое будет. Не просто так, чтобы предприятие давало деньги на какие-то праздничные мероприятия, а важно, чтобы это был комплекс, что мы выращиваем будущее поколение через прямое наставничество. Вот задача. Давайте к этому придем.

Вопрос:

Это возможно, в принципе?

Александр Ремига:

Это так и должно быть.
Источник публикации: зебра-тв: власть

Последние новости

Россияне остолбенели: эксперты призывают срочно спасать свои сбережения - деньги начнут

"Pro Город" архивное фото Несмотря на недавнее укрепление рубля, эксперты прогнозируют его девальвацию в третьем квартале 2024 года Россиянам с рублевыми сбережениями следует опасаться падения курса рубля.

"Pro Город" архивное фото Уже в самое ближайшее время может настать ситуация, при которой самую большую ценность будет иметь всего один единственный финансовый актив.

Прогнозируются неблагоприятные погодные явления

По информации Владимирского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды - филиала Федерального государственного бюджетного учреждения «Центральное управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей с

Card image

Сравнение гофрокартона с другими материалами упаковки по целому ряду параметров

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *